Перейти к содержимому

Часть изображения не отображается
Рекомендуем установить Flash Player






Фотография - - - - -

Воспоминания Петренко (Чернушевич) Галины Ивановны

Отправил libng , в ЦГБ 31 Январь 2012 · 2 991 Просмотров

В 1960 году 6 сентября мы приехали в поселок Кондинское, сейчас Октябрьское. Помню высокий и крутой берег и лестницу, как мне казалось, без конца и без края. У нас был чемодан фанерный, сам по себе очень тяжелый, да еще вещи. Потом поехали на лодке с мотором, который в Нягани называли «топчи нога» (потому что центр лодки занимал большой мотор, заводившийся как теперешние мотоциклы, от педали). В такой лодке помещался только один человек – рулевой. А веревкой к этой лодке была прицеплена другая лодка – неводник, в котором сидели мы. В этих лодках, широких и длинных, перевозили людей, скот, сено, продукты.

При пересечении Оби поднялись большие волны, захлестывали нашу лодку. Все кинулись вычерпывать воду, и я старалась, банкой консервной выливала воду из лодки. Было страшно. До Старой Нягани мы не доехали, мотор заглох. Оставив вещи в лодках, все двинулись пешком к поселку лесной тропинкой. Уже было темно, и я боялась, что меня оставят в лесу. Помню, бежала за взрослыми, так как они шли быстро.

Мне было 7 лет, приехали мы в Нягань 22 сентября. Я должна была идти в школу, но не знала русского языка (я белоруска), и поэтому меня отправили в детский сад. Год я ходила в детсад. В детсаде были самодельные деревянные раскладушки, обитые  тоненькими одеялами, которые не выдерживал моего веса. Поэтому во время сна я всегда гуляла во дворе детсада. На полдник нам часто дали кильку в томате  с хлебом и чаем. Мама устроилась в детсад. Приехали мы к маминой сестре, Голяс Екатерине Иосифовне, проживавшей в Нягани с 1954 года. Она жила с мужем Владиславом, сыновьями Владиславом и Женей.

Летом 1961 года я уже самостоятельно умела ловить щурят на петлю. Меня научил этому Виктор Хмара, он был старше на 2 года. Берется обыкновенная длинная палка (удилище), один конец мягкой проволоки прикреплялся к удилищу, на другом конце проволоки делается петля. Стоя на высоком берегу, осторожно подводишь петлю так, чтобы рыба оказалась в центре петли, и резко дергаешь из воды. Все, рыба на берегу. Потом нанизываешь на кукан – сломанную ветку. Рыбу нанизываешь друг на друга и все, домой. Рыбы было много, хоть руками лови.

Целыми днями купались в реке, хоть вода и была холодной. На берегу разводили костер, и всегда можно было согреться. Плавать учились друг от друга.
В 1961 году я пошла в первый класс, первой учительницей моей была Лызлова Лидия Николаевна. Так как учеников было мало, классы объединяли: 1-й с 3-им классом, 2-й с 4-м. и мы частенько, сделав свои задания, прислушивались к тому, чему учат другие классы. Лидия Николаевна – всегда спокойная, опрятная, добрая, умная, никогда не повышала голоса. Ее все уважали и понимали как педагога, хотя она и была молодой. Директором был Двоеглазов Аркадий Семенович, его жена – Екатерина Семеновна преподавала русский язык и литературу, пене. Аркадий Семенович прихрамывал, он был высоким, а его жена – маленькая и красивая.

У всех детей дома были лыжи с самодельными сыромятными креплениями, у меня тоже появились такие лыжи, специально подогнанные крепления под мои валенки. Бывало, до того накатаешься с горок (район, где сейчас расположен ЛХК), что приезжаешь домой, и не можешь дверь открыть, или развязать сыромятные ремешки на валенках. Тогда стучишь палкой лыжной по двери и ждешь, когда тебя впустят.

Мама из Белоруссии привезла расшитую зелеными розами простынь, она еще была украшена по низу кружевом – прошвой. И две накидки на подушки были с таим же узором. Они лет 20 прослужили нам.

В школе, в младших классах, на каждый праздник дети делали украшения из бумаги: кто-то красил карандашами или красками бумагу, другие вырезали флажки, третьи их развешивали. Из разноцветных колец делали большие гирлянды и тоже развешивали. Вырезали ножницами снежинки и фонарики, другие поделки. Было интересно. Окна в классах на зиму заклеивали клейстером (мука и вода).

Я была общительная, заводилой. Всегда у меня были друзья и среди парней, и среди девочек.
В садик, в школу, в столовую зимой воду возили на лошади. На санях лежала бочка с таким отверстием, чтобы могло войти ведро. Сверху, чтобы вода не расплескивалась, клали деревянную крышку. Частенько, чтобы только покататься на санях, помогали на речке набирать воду в бочку. Воду все пили из речки, и поливали огороды.

Зимой и взрослые, и дети ведрами с водой поливали горку на речке, а через день уже весело катались, кто на чем. Мы часто брали без спроса на конюшне сани или кошевку,  и катались гурьбой. Потом, чтобы не попало от взрослых, увозили назад. Зимо дети все расчищали на речке снег, катались на коньках, но чаще почему-то катались на озерах (Гальяновское и Сухановское). Еще на речке вмораживали столб, к нему привязывали дерево потоньше. С одной стороны несколько человек ходили по кругу и толкали бревно, а на другой стороне бревна были привязаны сани. На них садился всякий, кто успевал запрыгнуть. Была куча мала!

Я помню Таню Станкевич, молодую и красивую девушку. Она работала маркировщицей на плотбище. Плотбище – это складирование распиленных бревен на высокос берегу реки для дальнейшего сброса в реку и сплава по реке. Я привязалась к этой девушке, она меня обучала своей работе. Ее работа состояла в том, чтобы на срезе ствола дерева зубилом и молотком были выбиты или буква «К» (крепеж), или буква «П» (пиловочник). Первое время я все пальцы себе молотком отбила, не попадала по зубилу.
У всех было радио, и иногда меня просили зачитать по местному радио успехи и отметки учеников, новости школы. Радистом работала Неродчикова.

В магазине работала Баренкова Татьяна, у них было 2 сына: Леонид и Валерий. После переезда Баренковых в поселок, мы стали жить на улице Комсомольской, дом 1, в их половинке дома. За стенкой жила Обербихлер Анна, немка, работавшая вначале банщицей, а потом в детсадике сторожем. Она жила в четвертушке, а вторая была отдана учителям. Вначале там жила Махотина Полина Павловна, потом Курская Ирина, затем недолго Ельнякова Татьяна Александровна с семьей, после  Слесарева Нина Александровна, с которой мы сдружились. Она мне доверяла проверять школьные тетради. Еще работала учительницей Уткина Валентина, учитель физкультуры и рисования. Она занимала призовые места в г. Ханты-Мансийске. А рисовала – очень красиво.

В 1975 году по телевизору часто показывали мультфильм «Ну, погоди». И вот на белой известковой печке у нас появилась красивая картина: волк на лыжах спускается с горы, одна лыжа уже катится впереди него, и он вот-вот упадет. Очень правдоподобная, цветная, красивая вещь получилась. Первый телевизор в поселке появился в семье учителей Яровиковых Виктора и Вали, и они приглашали нас, молодых девчат, смотреть фигурное катание. Обычно его показывали часа в три ночи. Смотреть ходили я, Слесарева Нина, Джекатова Люба.

Местом встречи всегда был клуб. Там была библиотека, бильярд, шашки, показывали кино и были танцы. Когда были маленькие, то часто хитрили: чтобы пробраться в зал, прятались за экраном и могли с другой стороны смотреть фильм, в полуметре сидя от экрана. Слева от входа в зал была дверь в кинобудку, где киномеханик показывал фильмы, а когда танцевали под патефон, то  через небольшое окошечко подбегали и заказывали полюбившуюся мелодию, или договаривались, чтобы дважды звучала мелодия. Для этого быстро переставлялась игла на начало мелодии. Я помню две круглые печи при входе в клуб, слева и справа от дверей. Деревянные сиденья расставлялись так, чтобы всем была возможность сидеть. На танцы приходил все, от мала до велика. Только после 10-11 часов вечера могли оставаться старшеклассники и взрослые. К каждому празднику обязательно и школа, и общественность готовили концерт, на сцене принимали в пионеры и комсомол. В комсомол я вступила в мае 1967 года, первая из класса, так как я была старше всех на год.

Хорошо запомнила поход двух классов, седьмого и нашего. Так как я была старше своих одноклассников, то мне больше нравилось общаться со старшеклассниками, хотя они были на класс старше. С ними и в поход пошла на озеро Семиплесное. По дороге заходили к бабушке Хаймазовой, вместе с Раей Омгоровой, ее внучкой. Всю ночь мы бесились, гонялись друг за другом, жгли магний, он как салют был для нас. Уснувших – мазали, стаскивали одеяло. Угомонились лишь под утро, когда в лагерь кто-то прибежал с криком: «Девчата утонули». Все побежали к отряду, которым руководила Анна Павловна Чалкова, наша классная руководительница. Мне она не нравилась, на голове – вечный начес, одежда всегда испачкана мелом. Пытались искать, нырять, но был май, сверху в озере вода вроде бы теплая, а внизу – лед. В общем, срочно все собрались и отправились в поселок, за подмогой. Бабушка Хаймазова увидела нас, и я до сих пор слышу ее крик: «Где Рая?». А нам было стыдно и неудобно огорчать бабушку, так молча и прошли. Вместе с Раей Омгоровой утонула и Зина Матвеева, красивая девочка. После этого несчастного случая сняли директора школы Аркадия Семеновича и нашу классную, Анну Павловну Чалкову. Они уехали.

Две воинские части стояли в Нягани, одна в геологии, вторая – в районе УПТОиКО, они строили железную дорогу. Мы как-то ходили к ним в гости на целый день в ту часть, что стояла возле УПТОиКо. Мы смотрели, чем они занимаются, отведали солдатской еды, посмотрели двухсерийный фильм «Хождение за три моря». Дорог асфальтовых не было, ходили в резиновых сапогах по лежневке, или по лесным тропинкам.

По 6-й класс мы учились в Старой Нягани, а в 7-й класс нас начали возить на машине с будкой в поселок Нях. В будке были сделаны лавки для сидения. Ездили весело, с песнями. У каждой девочки был свой песенник, куда записывали любимые песни, обменивались ими. Чаще всего песни звучали по радио или на пластинках в клубе.весной и осенью дорога превращалась в месиво, машина часто застревала и мы ходили пешком в школу. Какой-то год нас, староняганцев, даже поселили к учителям в 2-х этажный дом, который выстроили для них по улице Юбилейной. Но мы надолго там не задержались, проще было домой уйти. Часто ходили пешком. Собирали открытки, фантики, наклейки со спичечных коробков, фото артистов, обменивались этими драгоценностями. Я училась в школе по 8-й класс в одном классе с Валей Юрьевой (Кравченко), Галей Кляповой (Воробьевой), Галей Гришинёнок, Раей Попковой, Лешей Кокоулиным, Володей Шамовым, Витей Соротокиным, Надей Бетневой, Раей Россонец, Галей Долгополовой, Таней Гирёвой, Зиной Иванниковой, Алей Макаровой (Хомченко), Юрией Сухановым, Гришей Семеренко, Толиком Кавериным, Виктором Самариным, Людой Чижовой, Мишей Сафоновым, Валерой Ямаевым, братьями Миндибаевыми и другими.

После 8-го класса я по направлению няганского ЛПХ поехала поступать в г. Тюмень. Одна! И поступила. В 1972 году я закончила лесотехникум г. Тюмени, поменявшись с подругой направлениями, уехала отрабатывать 2 года в поселок Челябинской области. Люди меня встретили приветливо. Но 2 года я не отработала, так как пришла телеграмма, что мама попала в аварию, и я срочно выехала домой. Мама и я – вот и вся наша семья. За время учебы в техникуме, у мамы - Чернушевич Евдокии Иосифовне, не было возможности приехать ко мне, проведать. Она работала поваром  в бригаде Сидоровича Г.М.  Все хвалили ее работу и до сих пор вспоминают и передают приветы ей через меня. Маме сейчас 84 года. А я страшно завидовала всем девочкам, к кому приезжали родственники.

В Старой Нягани был гараж (на месте построенных личных гаражей), там электростанция. Свет горел до 12-и ночи, за 15-ть минут до полуночи свет мигал три раза, давая понять, что скоро погаснет совсем. Все сразу начинали бегать, искать свечи, или лампы керосиновые. И сразу вспоминалось, что какой-то урок не выучен. Часто шкодили: картошку подвешивали соседям на окно и дергали за нитку, пугали людей. Многие ругались, гонялись, но мы были хитрее, убегали и прятались.

Танцевать я научилась еще в Белоруссии, поэтому всех желающих обучала вальсу, польке, краковяку. Приехав из Челябинской области, сразу же включилась в культурную жизнь леспромхоза. Была создана агитбригада, в состав ее входили сестры и брат Кириченко (Таня, Лариса, Сергей), Иван Толмачев, Нина Толмачева (Кочергина), Женя Исаев, Надя Охотникова, Леша Некрасов, Хамит Нигаматов, Саша Горохов, Володя Лебедев, Архипов Саша, Люда Пацек. Вначале мы победили и заняли 1-е место в Октябрьском районе, а потом соревновались с Березовским, и там тоже победили. Мы прославляли бригады Курского Юрия Ильича и Сидоровича Геннадия Михайловича, заготовивших больше всех леса для страны. Нас, агитбригаду, отправили на месяц на самоходке с концертом. Мы выступали ив 5 утра перед рыбаками на берегу Оби и разных речушек, и в клубах поселков и вахтовых поселках. А потом,  всегда после концерта, наш ансамбль играл на танцах. Всегда было весело. У меня в каждом поселке находился кто-то знакомый (или учились вместе, на свадьбе гуляли, или работали). Они всегда зазывали в гости, оттуда я возвращалась или с ведром молока на всех, или ведром картошки и зелени всякой… Люди старались отблагодарить за концерт, ведь в поселки не так часто кто-то приезжал выступать. А нас потом наградили грамотами. Это было в 1977 году.

Были и смешные эпизоды в этом «круизе» на самоходке. Так как варить особо никому не хотелось, на счет этого были жаркие споры. Парни были уверены, что им просто обязаны варить девчата. И посуду мыть – тоже! А девочки были уверены в обратном. В общем, решили дежурить по два человека: 1 молодой человек и 1 девушка. Однажды было наше дежурство, я попала в пару с Жамитом Нигаматовым. Он был очень талантлив в игре на гитаре, позже учил детей. В то утро я не могла его разбудить, чтобы на берегу сварить кашу, чай. Плюнула и пошла варить сама. И дров натаскала, и кашу сварила, а он все спал. Когда все поели,  я заставила его посуду мыть. Мыли обычно в ведре, зачерпнув воды из речки, или, если на берегу – то с песком. В тот день мы сразу же отчалили от берега. Жамит бросил в ведро с водой и ложки, и тарелки. Тарелки вымыл, а воду выплеснул за борт вместе с ложками! Кто возмущался, а кто и за живот держался от смеха. Пришлось потом тратиться на ложки ему.

И еще смешной случай. Перед этим эпизодом мы заезжали с концертами то ли в Лорбу, то ли в Пальяново. Там в магазине оказался богатый выбор товара. Мы с Ниной Кочергиной, она очень красиво пела, подобрали себе бусы, а парням всем понравились яркие трусы. Один кто-то купил, остальным тоже захотелось. Купили. Плывем по реке, Володя Лебедев решил постирать брюки, но необычным способом. К удочке на крючок зацепил как-то, брюки намочил и намылил, бросил за корму, они там крутятся. Многие наблюдают. Вдруг брюки сорвались, поплыли. Вовка, стоящий в трусах, бросился за ними в Обь, потому что оставались только концертные брюки, а эти жалко было. Вышел на крики Леша Некрасов, игравший на ударных инструментах в ансамбле, и, не раздумывая, думая, что Володя тонет, брюки с себя быстро снял и прыгнул в воду. За ним спасать в воду прыгнул Сергей Кириченко и по-моему, Иван Толмачев, игравший на гитаре в ансамбле. Мы все переживали, как же все там закончится, течение ведь сильное на Оби. В итоге все четверо выплыли на берег, и в одинаковых трусах босиком шагали по берегу. Гордо! А мы – смеялись и долго вспоминали, что парни не сговариваясь, одели одинаковые трусы.

И в этот же год приехал из города Каменск-Уральский Свердловской области Петренко Владимир Павлович, будущий мой муж. В 1978 году мы поженились. Вырастили троих детей: сына Максима, дочек Юлю и Марию. До 1986 года мы жили в Старой Нягани, а в октябре 1986 года нам дали трехкомнатную квартиру в I-м микрорайоне. Мы переехали, а мама перешла в нашу половинку, так как там огород был больше, баня была. Каждый год мы садили картофель, (помидоры и огурцы в теплице), и всякую мелочь на грядках: морковь, лук, чеснок, горох, редис, репу, свеклу, капусту и т.д. каждый год солили капусту вместе с мамой, заготовки на зиму делали: грибы маринованные, огурцы, помидоры, соленья разные. Семья была большая.

В Старой Нягани на почте работала Ершова т. Юля, а потальонами в разное время работали: Света Ямаева, Люда Панкратьева, Люда Бердникова (кличка «Скиппи»), Чеслава Синица, Альбина Матвеева, Зоя Обербихлер.

К каждому Новому году старательно готовили костюмы, скрывая их от соседей (чтобы идею не переняли). Вот однажды я решила быть цыганкой. Платье шила, но не было в магазинах поселка и Старой Нягани монит или чего-то такого, чтобы сразу выделяло меня от остальных. И придумала! В столовой работали т.Валя Абрамова и Люся Михадюк. Я попросила их не выбрасывать крышки от стеклянных банок.володю Ямаева попросила заточить патрон. Подружка Любаша Волоковых должна была в ту ночь уезжать в Алма-Ату, в гости к родным. Поезд уходил ночью, часа в 4 утра. И вот между делом все старательно патроном и молотком выбивали из крышек маленькие кругляшки (заготовки под монисто). Этими кругляшками я обшила рукава и подол платья вплотную друг к другу. Потом, даже идя по улице одетой в пальто, меня издалека слышали по звону. На Новогоднем вечере была защита костюма, я танцевала цыганочку, получила приз и была выбрана королевой бала. В клубе всегда было весело. Руками одного умельца елка в Старой Нягани всегда вертелась. В моде было объявлять белый танец (приглашают девушки), или танец с хлопками (понравившийся кавалер мог быть вежливо отнят у партнерши и наоборот).

Дружила я с Таней Лебедевой и Людой Панкратьевой. Начиная с 1975 года, дружим с Ниной Слесаревой, Любой Волоковых, Валей Уткиной. В детстве подружками были с Ольгой и Валей Голендеевыми, они жили недалеко от нас. С Раей Кузьмичевой дружили, хотя она была младше. По сей день продолжается дружба с моей одноклассницей Валей Юрьевой, по мужу – Кравченко. Очень честная, справедливая, всегда отдаст последнее, если надо. Еще дружу с давних пор с Ниной Слеаревой, Любой Волоковых, с ними мы продолжали дружить и семьями, выйдя замуж. Я рада, что у меня такие друзья, верные и добрые.

Вообще, Старая Нягань была дружна и в радости, и в горе. Люди доверяли друг другу, дома на замки не закрывались. Если приставлена к двери лопата или дверь другим чем приперта – значит, дома никого нет -  никто не заходил. Ничего не пропадало.

Хочется вспомнить тетю Лизу Цыганкову, которая приехала в Нягань в 1954 году в числе первых лесозаготовителей вместе с Дедюхиным Л.Н.  Очень общительная, веселая, одно время я пропадала у них дома. Дом стоял вначале на берегу реки, потом его смыло. Она меня научила делать рыбные пельмени. У нее был сын Анатолий, старше меня, но мы дружили. И даже когда они переехали в Тюмень, а я стала учиться там, меня приглашали на его свадьбу. Тетя Лиза жила с Покконен. Мужчины обычно в лесу трудились, заготавливая древесину, а женщины работали сучкорубами. Моя тетя работала сучкорубом, Голендеева тетя Сима, Цейцина тетя Валя и другие. Работа физически тяжелая.

В Старой Нягани очень хорошо шила Чеслава Синица. Всем шила тетя Шура Бондаренко, мама Курского Юрия Ильича. Ее мужем был Кориков. Даже учась в Тюмени, я привозила выкройки или понравившийся мне эскиз, вырезку из журнала, и она шила. Еще шила живущая на «Колыме» тетя Женя Сидорович, по мужу Выборнова. А позже, в поселке Нях, очень хорошо шила Охотникова, живущая на улице Северной. Шапки шила Чеслава Синица, она же выделывала шкурки зверей. Она – мастерица на все руки: водила одной из первых мотоцикл, охотилась, ловила и ловит по сей день рыбу, собирает ежегодно ягоды, грибы, держит огород, делает большие и вкусные заготовки на зиму.  Еще выделывали шкурки семья Киряевых, тетя Тоня и Иван.

Также хорошо шила и Люда Панкратьева, и ее мама, работающая заведующей детским садом. Я была ведущей на свадьбе у Людмилы и Алексея. Свадьба была в клубе Старой Нягани, 28 декабря 1974 года.был и баянист, и ансамбль из поселка. На свадьбе пели Ольга Голендеева, я, родная тетя Люды, Раиса Федоровна и многие другие. Свадьба была очень веселая, на второй день свадьбы посадили тещу в санки и возили по всему поселку, периодически как бы «случайно» на повороте выкидывая ее из санок. Приговаривали при этом: « Люби зятя, относись к нему как к сыну, береги его!». Никто не обижался, всем было весело! На свадьбе невесте (жене) вручали небольшую пилу с большими зубцами, со словами: «Пили, но знай меру!». А мужу вручали варежку, всю утыканную иголками и мелкими гвоздями, как бы говоря: «Держи жену в ежовых Рукавицах». Конечно, и воровали невесту, и туфельку, - это обязательно!

Бала на свадьбе свидетелем у Архиповых Александра и Людмилы. Эта свадьба была в доме культуры «Западный», в новом спортзале. Больше всего мне запомнилось, что я одна накрошила два мешка капусты на салат, и потом болели руки. Невеста жила в общежитии, и каждый старался хоть чем-то помочь, выручить. Раньше любой прохожий мог остановить свадебную процессию, потребовать выкуп. И не принято было отказывать, обычно наливали водку, или вино, которые с пожеланиями тут же выпивались. У меня на свадьбе при въезде в Старую Нягань нас остановили учителя и ученики, загородив дорогу веревкой, украшенной лентами, затем остановили старые жители, а потом друзья. Всех одаривали конфетами, пьющим – наливали. И все были довольны и веселы! Жаль, тогда не было фотоаппаратов, а то бы многое не исчезло из памяти.

В 1974 году я подружилась с Машей Власутиной и Надей Зуевой, они жили на улице Комарова, недалеко от леспромхозовской пекарни, в четвертушке дома. Новый год мы встречали у них. Нас было четыре пары: Маша и ее будущий муж Коля, Надя и фотограф Женя (благодаря ему сохранилось фото об этом событии), Оля Голендеева Миша Клинцов, я и Равиль Хаметшин. Танцевали в клубе, который находился на улице Строительной, а потом уже дома дарили подарки друг другу, загадывали желанья, а потом – снова в клуб. Было очень весело! Миша Клинцов и его друг Николай Платицын работали на новеньких голубых МАЗах водителями, и у одного из них на высоком кузове машины была надпись: «Не уверен – не улетай». Тогда это было необычно для Нягани.

Когда строили железную дорогу, то это место было самое чистое, особенно, когда достроили. Встречать поезд стало модным, все собирались на «станции», как мы говорили. Кто-то провожал, кто-то встречал, и всегда можно было увидеть друзей и знакомых, узнать новости. Многие просто так приходили,  даже из Старой Нягани. Поезд первые годы ходил очень медленно, два дня до Свердловска, можно было спрыгнуть, нарвать цветов и вернуться назад. Что мы и делали, когда я из Тюмени на каникулы возвращалась домой и обратно ехала.




Апрель 2018

П В С Ч П С В
      1
2345678
9101112131415
16171819 20 2122
23242526272829
30      

Поиск по блогу